ЧЕТВЕРГ, 24 АВГУСТ 2017 ПОСТРАДАВШИЕ КТО МЫ КАК ПОМОЧЬ О ЧЕРНОБЫЛЕ КОНТАКТЫ

Организатор эвакуации жителей Виталий Иванов

Мастер спорта по дзюдо Виталий Иванов

Я, Иванов Виталий Николаевич, 1965 года рождения. Родился на окраине города Макеевки, в поселке городского типа. Когда мне было 3 года я потерял отца. Он шел с работы домой и увидел, как трое избивают одного. При попытке помочь, его ударили гитарой по голове сзади, а потом вогнали нож. У матери нас осталось двое, я и младший брат - ему тогда был годик.

В первый класс я пошел в 1973 году. На площади, около школы находился Дворец культуры. На улице часто играл духовой оркестр. А я, как только слышал музыку, пулей бежал послушать. Руководитель заметил, что мне очень нравится и по осени взял меня на учебу. Тогда я уже пошел в четвертый класс. Без отца нам было очень плохо. Нас постоянно обижали, били во дворе, но мать ничего не могла сделать. Мне так хотелось научиться защищаться. И в начале седьмого класса я попал зрителем на городские соревнования по самбо. Мои друзья на мне готовились к началу соревнований. Они меня пытались бросать, но почему то падали сами. Это увидел мой будущий тренер, он пригласил меня в свою секцию. Через год, после выигрыша ряда соревнований, меня мой тренер, Ярема Николай Иванович, отвез в г. Донецк. Я попал к Хаметову Николаю Семеновичу. Он тогда был главным тренером по области. И буквально через месяц я стал третьим на Украине среди юношей. Кроме борьбы и музыки я очень любил играть в футбол, а в зимний период - кататься на лыжах и коньках. Это все, конечно, нужно было купить за что-то.

К концу окончания школы, в 1983 году, я выиграл ряд соревнований: областных, республиканских, участвовал в международных турнирах и.т.д.

В 1984 году меня призвали в армию. Я продолжал заниматься спортом. Был в составе сборной Украины, неоднократным чемпионом и призером. В 1985 году мне присвоили звание мастера спорта Советского Союза.

А в самом конце службы часть, в которой я служил, подняли по тревоге и увезли в Чернобыль. Эта тревога отличалась от всех остальных. По дороге туда мимо нас проехали сотни автобусов с эвакуированными людьми. По приезду на место нам объяснили, что взорвался реактор четвертого энергоблока. А в наши обязанности входило: охрана общественного порядка и оказание помощи в организации эвакуации населения. В первые два дня службу мы несли пешим ходом, в обычном ХБ, по полной боевой. Жили недалеко в лесу, в палаточном городке. В третий и четвертый день службу несли в БТР (бронетранспортерах) и по желанию, так как свою дозу радиации мы уже получили. Со слов командира части, оказывается нас должны были сменить через два дня. Итого мы пробыли там с 27.04.86 по 2.05.86. По приезду в воинскую часть нас еще долго не отпускали на дембель. Брали кровь - то есть обследовали. В конце концов объяснили, что с нами все в порядке, "можете жить полноценной жизнью". Хотя уже в первые дни у нас появилась сухость кожи, першение в горле, кашель, тошнота, головные боли.

По приезду домой, буквально через пару месяцев, я готовился к спартакиаде области по самбо. По дороге на соревнования мне стало плохо. На соревнования я не попал, хотя там сдваивания не допускались, и из-за меня команда стала второй. Я получил взбучку от тренера, а он от всех вышестоящих. Скорая помощь меня отвезла в больницу, на утро выпустили. Написали направление в больницу по месту жительства. Я естественно никуда не пошел. Думал, зачем мастеру спорта, здоровому мужику больница. А через полгода, при прохождении городского физического диспансера, врачи снова обратили на меня внимание, "мол у вас давление высокое". А я им говорю, что готовлюсь к соревнованиям, у меня на день по две тренировке. Они меня тогда усадили поудобней и дали возможность восстановиться. А у меня давление еще больше. Отвезли к заведующему, доложили, и на этом моя спортивная карьера закончилась. Я лежал в областной больнице профессиональных заболеваний. Оттуда меня направили в Киев (радиационный центр), где мне поставили первые диагнозы: астено-невротический синдром с частыми вегетативно- сосудистыми пароксизмами смешанного типа и кохлеовестибулярной дисфункцией. Чуть позже мне связали это заболевание с армией. Мне пришлось обратиться в свою воинскую часть, что бы мне сделали запись в военном билете и указали дозу радиации, которую я получил на ЧАЭС. Но в часть меня не пустили и мне пришлось стать на очередь. Меня принял зам. командующего. Я ему объяснил, что по обращению в часть, где проходил службу, мне отказали в выдаче следующих документов. Также объяснил, что выиграл по самбо среди военнослужащих по Украине и Молдавии. Выслушав меня он позвонил в часть и приказал, чтобы немедленно выдали все документы. Я получил дозу облучения - 15 рентген. Для уточнения диагноза Всесоюзный научный центр радиационной медицины, академии медицинских наук СССР (г. Киев) обратился за помощью в институт по перерасчету доз. Специалисты отдела дозиметрии и радиационной гигиены провели анализ материалов о дозе облучения в начальный период аварии на ЧАЭС в г. Припять и довели, что компонента дозы внешнего и внутреннего облучения составила 80 бэр.

3.12.1990 (в международный день инвалида) медицинская комиссия установила 80% нетрудоспособности и вторую группу инвалидности - на ней я нахожусь до сих пор.

Мне нужно было что-то делать, как-то жить дальше. Я никак не мог поверить, что спорт не для меня. И тогда я поехал в город Луганск и поступил на заочное отделение в Государственный педагогический институт, на физическое воспитание. Экзамен сдавал как и все, на общих основаниях. Боялся, что будучи инвалидом на таком факультете я никому не нужен. Пока учился устроился на работу в Государственный университет, лаборантом кафедры физического воспитания и спорта в г. Донецке. Продолжал обследоваться. В одной из больниц познакомился с медсестрой и через полгода мы расписались. Ее ребенка я усыновил, ему было 6 лет. Я стал отцом. После трех лет учебы в Луганском педагогическом институте мне пришлось перевестись в область, поближе в такой же институт. Он находился в г. Славянске. И в 1994 году я его закончил.

В 1991 году, моя жена забеременела . Мне очень хотелось совместного ребенка. После обращения в женскую консультацию моей жене наотрез запретили рожать от меня, чернобыльца, ребенка. Она вышла из кабинета вся в слезах. Я вызвал заведующую и настоял на том, что мы будем рожать. Было конечно нелегко решиться. Что только в голову не лезло. Но когда я сказал, что все будет хорошо, на мою жену подействовали эти слова. Всю беременность она проходила нормально. Вот только с родами были проблемы, но все обошлось. И я стал отцом по-настоящему. На внешний вид ребенок родился нормальный. Потом стали замечать, что у него подергиваются и моргают глазки. Пока он был совсем маленький мы его не обследовали. А вот перед оформлением в садик нам пришлось пройти медицинский осмотр. Нас направили в г. Донецк, в областную детскую больницу. И там мы рассказали, что ребенок очень обидчивый, что ни скажи - плачет. Сядет на диван и качается и причем подолгу. Потом он стал подергивать одним плечом. Оказалось, что одна лопатка находится ниже другой, искривление позвоночника. Затем невропатологу и эндокринологу что-то не понравилось. Нас поставили на учет. Жене уже будет 12 лет, а мы до сих пор каждый год проходим больницу. А у некоторых врачей и по два раза в год. Он часто болеет респираторками: болит голова, дерет горло, кашляет. Хотя и делают прививки, но они не помогают. Лет до восьми ездили в санаторий, где сыну поправили спинку. А сейчас никуда не попадешь. Денег нет, а чернобыльскую путевку не достать. Вот и в этом году взял справку для получения путевки. В ней стоит диагноз: церебростенический синдром с цефалгиями ДЖВП. Будем надеяться, что получится.

Я после окончания института, 1995 году, перешел на тренерско-преподавательскую работу на кафедре физического воспитания и спорта при теперь уже Донецком Национальном Университете. Так как у самого спортивная карьера не получилась до конца, я передаю опыт своим ученикам. Когда еду с ними на соревнования, вспоминаю молодость. Ведь уже прошло 19 лет с тех пор, когда я выиграл последнюю Украину по самбо. Но жизнь ведь продолжается.

Виталий Иванов со своими учениками

А комиссий по инвалидности я прошел столько, что со счета сбился. Диагнозы у меня следующие: дисциркуляторная энцефалопатия 2-й степени с микроорганической симптоматикой, рефлекторно-пирамидной недостаточностью в конечностях на фоне перенесенного ранее энуцефаломиелита, вегетососудистой дистонией, перманентно-пароксизмальное течение с кризами вагоинсулярной направленности; остеохондроз шейного и пояснично-крестцового отдела позвоночника с ветреброгенной цервико- брахиалгией и люмбалгией; кохлеовестибулярная дисфункция; ангиопатия сетчатых ОИ; органическое расстройство личности по смешанному типу; хронический холецистит и.т.д.

Спасибо за внимание. Иванов. В.Н.

<< назад
© 2007 Chernobyl Info. Все права защищены.